Моська и Муза
Сказка о деменции. Моська и Муза

Александра Шушарина. Иллюстрации Ольги Гессен.
Жил-был кот. Звали его Моськой. История жизни - проста как мир: сначала котенок, потом котище, ну и теперь вот - кот. Приходил на кухню, терся о ножку стола - получал еды, за проделки - пинка, в плохую погоду - клубок. Бабка, его хозяйка, в дождь носки вязала.
Мы бы о нем и писать не стали, но у Моськи был талант особенный - стихи сочинять. Стишки короткие и незатейливые, зато от души. Ироничный Моська творчество свое музам посвящал - птичкам, мышкам да рыбкам. Вот пример небольшой:
Пи-пи-пи!
Там-там-там!
Топ-топ-топ!
Ам-ням-ням!
Не Пушкин, конечно, но ведь и не Мурка какая-нибудь. Все во дворе Моську-поэта уважали, при встрече здоровались, совета спрашивали.
Однажды зимой случился у Моськи творческий кризис. Не может Моська больше стихов писать. А на носу поэтический вечер, он его столько лет у дворника выбивал. Спать не может: как глаза закроет, так и видит - собаки в первом ряду, кошка черная из соседнего дома пришла, вороны в бельэтаже сидят, мэр тучи разогнал, Моська на будке собачьей стоит, весь при параде, а стихов-то новых нету! Тю-тю! Барсик, жонглер местный - с помидорами  в прозрачном пакете пришел. Кошмар, одним словом. И поговорить не с кем, стыдно очень.
Решил тогда Моська лечь пузом кверху да помереть. Лежал долго, минут десять. Кажется. смерть была близко. Ну точно, уже и шаги слыхать.
Пригляделся, а там не смерть,  а муза! То есть мышь! Моська приободрился, подскочил и собрался музу поймать. Бегал за ней недолго, весь вспотел, сел в уголке, одышка замучила. А муза бесстрашная, потому что молодая еще, возьми да подойди.
Говорит:
-Моська, толстый ты стал. Лопаешь, небось, много. Вон, рыбу поймал и выкинул. Разве ж это по-котовски? Художник должен быть голодным!
Моська лапу на живот положил и говорит:
-Помогла бы лучше, чем носом тыкать.
Муза еще чуть ближе подошла, надела воображаемые очки, взяла невидимый блокнот и приготовилась писать:
-Ну-с, рассказывайте, сколько раз в день пищу кушаете?
Моська:
-Раз шестнадцать-двадцать, не считал.
Муза сглотнула, почесала выпирающие ребра и продолжила:
-При каких обстоятельствах?
Моська:
-Захожу на кухню, ем. Пока пью, бабка снова корма накладывает. Поворачиваюсь, ем. Пока пью, бабка снова корма накладывает. Поворачиваюсь, ем. Пью, ем, пью, ем...
Муза:
-Стоп-стоп-стоп! И так целый день? От этого ведь и помереть можно!
Моська закатил глаза, вскинул лапы:
-Господи, так и знал! Так и знал, что у меня что-то серьезное!
Муза:
-Да не у тебя, жирдяй!  У бабки твоей. Болеет она. Я, когда маленькой была, в библиотеке жила. Вот времена были... Книги, пыль, тишина, темнота, красота, мечта стать супермоделью! Короче, застукали меня на полке с куском хлеба и как пришибут книгой! Полка не выдержала и рухнула. завалило литературой по самые уши. Ну, думаю, пока меня спасут, почитаю! Потянулась к Донцовой, да хвост придавило. Я лапы в стороны, зубами вперед, усами уже достаю,  а тут какая-то брошюра сверху - хрясь по голове! Вот ее и пришлось читать. Тот еще детективчик оказался. бабка там одна каждый день в полицию жаловалась, мол очки у нее украли, исков на триста очков набралось! Там уже и расследование, и суд, и свидетели, и понятые, и признание выбили, а оказалось-то у бабки фрустрация! Тьфу, господи, прости! Индульгенция, конституция... Деменция! Вот, точно, она самая - деменция! Это болезнь такая: сперва все забываешь и по сто раз одно и то же делаешь,  а потом и вовсе память теряешь. Лечиться бабке твоей надо, пока она тебя вместо Моськи Тузиком не назвала!
С этого дня Моська и бабка боролись с деменцией. бабка пилюли пила, которые врач прописал, Моська поглядывал, сколько раз она их пьет. Так следил внимательно, что аж похудел от напряжения.
А мышь стали Музой звать, потому что Моська в честь нее свой лучший стих написал:
-Не видел кур?
-Ну, мур-мур-мур...
Сказка о деменции. Моська и Муза.
Яндекс.Метрика